Мир вступил в эпоху...

О постепенном отмирании государства писали изрядно подзабытые ныне классики марксизма-ленинизма. Но они писали именно о постепенном отмирании государства именно как инструмента подавления необузданных стремлений народных масс к чему-то другому. В России, например, еще в XVII–XVIII веках люди бежали от государства куда-то в глушь, в леса и болота. Эти люди сгинули, а государство осталось и окрепло.

Да, государство сильно, даже очень сильно меняется буквально у нас на глазах. Дело в том, что мир вступил в эпоху своего собственного переформатирования. В недрах старого миропорядка зарождается нечто новое, неизведанное. Роды, как и положено, происходят болезненно, с болью и кровью. Повсеместно (или почти повсеместно) идут военные конфликты. По сути дела, это современная форма новой мировой войны. В Европе и Африке появились криминальные государства (Косово, Сомали). Обычные государства вырождаются в квазигосударства (Грузия времен Саакашвили и сегодняшняя Украина), появляются даже эрзац-государства (ИГ). Но всем хочется оставаться именно государствами. Недаром даже игиловцы называют себя государством, хотя грамотные мусульмане давно используют другой термин – даиш. По сути дела, это то же самое, но в арабской транскрипции и для всех остальных не звучит слово «государство». Кстати, сами игиловцы предпочитают называть себя последнее время иблисским государством, открещиваясь и от ислама (недаром же они предлагают разрушить храм Каабы в Саудовской Аравии). Не лишним также будет вспомнить, что 79% погибших от рук террористов – мусульмане.

Более 30 лет назад Иммануил Валлерстайн подметил, что государства становятся все менее и менее легитимными. В этой связи они теряют доверие и уважение граждан как самих этих государств, так и других. Это касается всех государств планеты. Россия, разумеется, не исключение. В прессе очень часто можно встретить сообщения о том, что наши граждане не доверяют правоохранительным органам, включая суды. Да, это так. Более того, уровень этого доверия неуклонно снижается. Закономерно возникает вопрос: почему?

К сожалению, сама правоохранительная система, и не только она, дает к этому, что называется, «жирные» основания. Так, 27 апреля 2013 года генеральный прокурор Юрий Чайка выступал в Совете Федерации с докладом «О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации и о проделанной работе по их укреплению за 2012 год». Обычное дежурное ежегодное мероприятие. Уже ближе к концу выступления он произнес поразительные слова. Приведу их полностью: «Установлены не единичные случаи фальсификации подписей прокуроров в статкарточках, а в городе Москве мы вообще обнаружили применение шпионских технологий. Карточки заполнялись специальными чернилами, которые позволяли после подписания их прокурором удалять первичный текст методом нагревания и заполнять какие угодно реквизиты заново. Таким образом, можно на бумаге победить и организованную преступность, и коррупцию». А что? – Прогладил утюгом, и все проблемы исчезли.

Не знаю, как там сегодня с утюгами в прокуратуре, но ситуация, похоже, не меняется. Несколько месяцев назад на коллегии Генпрокуратуры Александр Буксман – первый заместитель генпрокурора, честно доложил: «…в целом по стране не установлено местонахождение 270 тысяч уголовных дел». Как это понимать в век тотальной компьютеризации? Корова языком слизнула, что ли? Но как-то мне не доводилось слышать, чтобы коровы разгуливали по прокурорским коридорам. Надеюсь, что не надо читателям объяснять, что это означает на самом деле.

Стоит ли после этого удивляться, что наши доблестные расхитители народной (именно народной – это из Конституции следует) собственности спокойненько уезжают куда подальше и живут там припеваючи. А счет похищенному идет уже даже не на десятки и сотни миллионов, а на миллиарды. Наши же правоохранители (и не только!) вдруг делают заявления, что, мол, пока здесь жили, были белыми и пушистыми. Одни декларации чего стоят! (А они на самом деле ничего не стоят.) Прокурор в какой-то крохотной Швейцарии, которую и на карте не каждый сразу отыщет, спокойно и доказательно заявляет: «Ворюга». А наши прокуроры удивляются и репу чешут. Дела-то нет! Да и откуда ему взяться при таких раскладах…

Вот и поют наши барды с эстрады:

Чем богаче нынче вор,

Тем незрячей прокурор…

А что законодатели? Профессор, доктор юридических наук Вячеслав Селиверстов хорошо показал, как они заботятся о благосостоянии убийц и насильников в местах лишения свободы («НГ-политика» от 03.11.15). При этом он привел еще и выдержки из пояснительной записки правительства, составленной по принципу «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Чего ради правительство и законодатели так обеспокоились этим вопросом? Видимо, очень жесткая коммерческая составляющая этого «проекта». Ведь поступившие на личные счета деньги надо тратить, а тратить можно только в колонистских ларьках, которые принадлежат вполне конкретным людям. Кроме того, есть и еще один аспект. Не сегодня-завтра снабжение мест лишения свободы продуктами может быть парализовано. Мы это уже проходили в 90-х. Ларьки же торговать будут, но туда смогут обращаться только те, у кого на личных счетах будут деньги. В этой связи надо позволить тюремным авторитетам не голодать. Они помогут удержать зону в рамках хоть какого-то порядка.

Меня могут упрекнуть: что ты все про тюрьму да преступность. Приведу пример ухода государства от решения поставленных перед ним задач из другой сферы. В октябре известный доктор Леонид Рошаль, рассуждая о проблемах здравоохранения, между делом отметил, что 81,3% медицинских работников «против проводимой оптимизации здравоохранения». Подавляющее большинство специалистов «с земли» против, а чиновники от здравоохранения настаивают на своем. Прямо как у того прапорщика: «Вся рота идет не в ногу, один я в ногу». Но так не бывает, и рано или поздно этот нарыв лопнет на горе всем.

Общее состояние нашего общества достаточно плачевно. Только что директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ Александр Сухаренко написал, что более 15% наших граждан находятся за чертой бедности («НГ» от 11.11. 15). Как сильно это отличается от нашей официальной статистики! Впрочем, статистика – дама продажная и ветреная. В Америке еще в 1954 году вышла знаменитая книга Дарелла Хаффа «Как лгать при помощи статистики». У нас она не переводилась и не издавалась до 2015 года. Оно и понятно! Для многих деятелей от политики во всем мире она стала пособием, а то и руководством к действию.

Граждане нищают. А что же государство? Оно стремится ускорить этот процесс. Объявлено, что пенсии работающих пенсионеров перестают индексироваться. С какого такого перепугу? Индексация пенсий – это не их увеличение, а всего лишь компенсация (откровенно неполная) потерь, связанных с инфляцией. Кроме того, начисленная пенсия – это уже то, что пенсионер заработал. При чем здесь его новая работа?

Чиновники, не могущие решить возложенные на них задачи, перекладывают свое неумение и свою безграмотность на плечи социально незащищенной прослойки пенсионеров. Государство от этого не укрепляется. Хорошо, если бы не развалилось. Можно, кстати, пойти и дальше. Например, не начислять проценты по вкладам работающих пенсионеров. Можно также лишить работающих пенсионеров льгот на проезд в общественном транспорте, на приобретение лекарств, на оплату коммунальных услуг и т.д. Вот сколько государство может сэкономить. Сэкономить, но не приобрести, а по большому счету только потерять. Зачем же нужно такое государство?

Не могу еще раз не вернуться к статистике преступности. У нас, как, впрочем, и во всем остальном мире, ежедневно совершается множество преступлений. Не все они раскрываются. Это естественно: уголовная юстиция не всесильна. Сколько же преступлений остается нераскрытыми? Накапливаясь, они создают огромную массу. Недавно вышла книга Михаила и Ивана Клейменовых «Нераскрытая преступность», так они подсчитали, что общий объем преступлений в стране в 2013 году составил 20 086 519. От себя добавлю, что это без учета латентной преступности. Если учесть и ее, то эту цифру можно смело помножить как минимум на три. Но они пошли дальше. Они посчитали, и получилось, что реальная раскрываемость преступлений в 2013 году составила 6,9%. Полученные результаты, видимо, удивили и самих авторов. Недаром они написали, что «этот показатель с трудом будет воспринят работниками правоохранительных органов». Да и не только ими. Впрочем, особенно возмущаться вряд ли кто будет. В МВД науку, как известно, почти прихлопнули, а прокуратура уголовные дела нынче не расследует.

Что же будет с государством? Несомненно, оно сохранится. Сохранится как институт жизнеустройства живущих на земле людей. Но изменится до неузнаваемости. Вместо конторы по производству бумаг оно постепенно превратится в живой организм по защите человека и человечества, организации его комфортного проживания. Это не может произойти быстро, путь усыпан такими препятствиями, о которых мы сегодня еще и не подозреваем. Дело в том, что мы все вступили в полосу таких катаклизмов, которые можно сравнить разве что со средневековыми чумными и холерными эпидемиями, включающими и бунты. Один кризис сменяет другой, миропорядок рушится, а новый выстраивается очень медленно, почти неохотно. Большая часть правителей этого не понимают или не хотят принимать. Это все мы видим каждый день. В этих условиях только для того, чтобы выжить, нам необходимо сильное государство. Только сильное государство сможет защитить человека, только сильное государство способно будет выжить само в условиях хаоса. Потом изменится и оно. Сегодня главное – спастись. Пока мы это сделать еще можем.

* * *

Поздно вечером 13 ноября в Париже совершена серия жестоких и совершенно бессмысленных, с точки зрения нормального человека, терактов. Слабость государства продемонстрирована с вопиющей выпуклостью! Если это не положит конец всем слюнявым рассуждениям о том, что терроризм никогда не победит демократию, значит, Франции и Европе действительно конец. Демократия и терроризм лежат настолько в разных плоскостях, что противопоставлять их друг другу все равно что утверждать: «Лысые лучше хромых». Или наоборот. Перефразируя известное со школьной скамьи выражение, следует заучить наизусть: «Всякая демократия лишь тогда чего-нибудь стоит, когда она может защитить себя!» В противном случае все это является пустыми словами и профанацией.

Что делать?

Прежде всего – уничтожать терроризм в зародыше и как можно на более далеких подступах. Не по факту и тем более не после факта теракта реагировать на него, а не допускать его в принципе, уничтожая террористов, их базы, источники финансирования и т.п. Вспомним, еще несколько месяцев назад игиловцы открыто и неоднократно заявляли, что вместе с беженцами в Европу прошли несколько тысяч их верных бойцов и скоро они себя проявят. Прямо 1940-й год повторяется. Уже Вторая мировая война началась, а европейцы пели и плясали, пили пиво и вино. Сегодня, правда, к этому веселью добавилась еще и патологическая страсть к наложению санкций на Россию. Сфера эта распространяется постоянно. Вот уже и в спорт проникла.

Второе: надо понять, что терроризм представляет угрозу не отдельному государству и не отдельным людям, а всей миросистеме и всему человечеству. В это трудно поверить, еще труднее взять этот тезис на вооружение, но без его осознания мы не сдвинемся вперед ни на шаг. Опыт топтания на месте огромный.

Третье: отказ принять участие в борьбе с терроризмом следует оценивать как косвенное пособничество террористам со всеми вытекающими последствиями. Не надо этого бояться.

Четвертое: жестко пресекать все попытки деления террористов на плохих и хороших, умеренных и еще каких-то. Убийство одного человека так же опасно, как и убийство 150.

Последнее: незамедлительно созвать внеочередную сессию Генеральной Ассамблеи ООН, Европарламента для разработки и принятия реальных мер противодействия терроризму.